Дзен - особая форма передачи истины, не связанная с какими-либо трактатами. Прямой контакт с духовной сущностью человека и достижение совершенства Будды...
                                                                                  Бодхидхарма

Дзен - буддизм - школа Махаяны, зародившаяся в Китае, чьим основателем мы считаем Первого патриарха дзен - Бодхидхарму (Дарума). Философия дзен - это учение буддизма, которое наиболее прямо и практично способно привести к глубокому освобождению и совершенному Просветлению. Через мудрость дзен, искусство дзен, мы можем понять реальность окружающего нас мира и постичь всепроникающую Истину.
Зачем нам дзен - буддизм? Давайте разберёмся в этом на дзен - портале...

главная содержание форум словарик

Главная
Содержание
    заповеди буддизма
    основы буддизма
    жизнь Будды
    история дзен
    основы дзен
    притчи дзен
    хайку
    буддизм в мире
    суми-э
    каллиграфия
    сад камней
    чайная церемония
    храмы дзен
    учителя дзен
    питание дзен
    дзадзен
Дхарма
    Алтарная сутра
    Дао Дэ Цзин
Словарик
Архив новостей
Дзен-форум
Гороскоп
Фэн-шуй


Давайте знакомиться! Сколько Вам лет?

до 20
от 20 до 30
от 31 до 40
от 41 до 50
от 50 до 60
после 60


Результаты
Другие опросы

Ответов 4161


Дзен-альбом


Наши буддийские путешествия



Хайку после Басё



Непосредственными преемниками Басе принято считать Кикаку, Рансэцу, Кёрай, Дзёсо, Бонтё, Кёрику, Сико, Яха, Хокуси, Эцудзина и Сампу (хотя правомерность такого отбора имен часто оспаривается, а некоторые ученики являются также и предшественниками Учителя, то есть в известной степени его учителями). Все они создали свои школы и стали истинными апостолами поэзии хайку, глубоко и искренне уверовав в гениальность Мастера. Несмотря на ожесточенную конкуренцию между “наследниками” благодаря их стараниям поэтика Басё проникла в плоть и кровь японской литературы, до наших дней продолжая оказывать влияние не только на хайку, но и на прочие жанры японской поэзии, включая модернистскую лирику гэндайси. Всё последующее развитие хайку было в известном смысле “восхождением назад к Басё”, поскольку даже для блестящих стихотворцев XVIII–ХХ вв. творчество Старца представлялось недосягаемой вершиной. Отсюда и родственное религиозному культу поклонение Басё, и бесчисленные паломничества “вослед Басё” по исхоженным им дорогам, и неиссякаемый поток комментариев к его шедеврам.
Ко времени кончины Басё в 1694 г. число eгo учеников по всей стране – в том числе учеников прямых учеников и далее до третьего колена – перевалило за две тысячи. Сама эта цифра уже говорит о размахе движения хайку, которое в годы Гэнроку стало поистине всенародным и охватило все образованные слои общества. Мукаи Кёрай, один из ближайших сподвижников Басё, заметил по этому поводу: “Я знаю, что многие и многие почитают Учителя. Некоторым нравится сам характер его стихов, их спокойная красота и искренность… Другие привлечены его славой великого поэта и готовы из уважения следовать за ним. Немало, без сомнения, и таких, кто испытывает оба чувства”
 Коршуна перья 
 он пригладил, прижал -  
 первый зимний дождь... 
                                       Мукаи Кёрай(1651-1704) 
В одежонке бумажной
я подхожу к очагу -
углей мерцанье...
                                       Найто Дзёсо(1662-1704)
Не все ученики и поклонники Басё соблюдали заветы Старца и буквально выполняли его предписания. Например, Такараи Кикаку сознательно отвергал принцип каруми, предпочитая сложные аллюзивные о6разы прозрачности и безыскусности. Тонкий вкус и утонченная манера письма снискали ему прозвище “Ли Бо поэзии хайку”, но время обесценило большинство eгo стихов, лишив читателей возможности улавливать подтекст и обертоны.
Кёрай, которого Басё высоко ценил, наоборот, стремился неукоснительно следовать духу и букве заповедей Мастера. Однако ценность его стихов, пожалуй, уступает ценности записанных им высказываний Басё и суждений других членов школы в книге “Беседы с Кёрай” (“Кёрайсё” ). Иные ученики на правах “наследника” пытались усовершенствовать поэтику Басё, добавляя к ней новые положения. Так, Кёрику выдвинул концепцию “кровной связи” с высокой поэзией (кэтимяку), то есть художественной интуиции, лежащей в основе любого таланта. Сико, автор многочисленных статей и комментариев к стихам Басё, выступил в роли популяризатора и одновременно вульгаризатора творчества Учителя, стремясь донести его взгляды (в своей интерпретации) до самых широких кругов читателей. При этом он охотно спекулировал на своих личных контактах с Басё и есть основания считать, что в его воспоминаниях о беседах с учителем правда густо перемешана с вымыслом. К тем же приемам во имя повышения собственного престижа нередко прибегали и другие ученики. Однако даже много десятилетий спустя, когда традиции школы уже были изрядно размыты, “генеральную линию”, намеченную Басё, все же удалось сохранить, а достижения поэзии хайку - преумножить.
В первой половине XVIII в. в мире хайкай наблюдался некоторый застой. Многие “внучатые ученики” Басё вновь обратились к развлекательной поэзии в духе школы Данрин, ставя во главу угла остроумие и острословие, подкрепленное литературными аллюзиями. В тот же период от хайку отпочковалось чисто юмористическое направление сэнрю, которое породило целый пласт комической “застольной” поэзии, построенной на изощрённой игре слов, понятий и двусмысленных асоциаций (и потому практически непереводимой). Однако параллельно с “низкими” хайку продолжала развиваться и высокая лирика, чему свидетельством появление новых блестящих имен на литературном горизонте.
Прохладный рассвет -
прямо к двери моей лачуги
намело травы…
                                    Нодзава Бонтё(?-1714)
К пламени свечи
так доверчиво он склонился-
пион в горшочке...
                                    Морикава Кёрику(1656-1715)
Бумажный фонарь
совсем закоптился в дороге-
снежный вечер студён...
                                          Оти Эцудзин(1656-1739)
Хотя поэзия эпохи Эдо богата незаурядными дарованиями, а многие лирические миниатюры учеников нисколько не уступают шедеврам Учителя, в один ряд с Басё, но как бы рангом ниже, литературная традиция помещает лишь Ёса Бусона. С этой условной “табелью о рангах” можно поспорить, что и пытался сделать в конце прошлого века известный критик и реформатор хайку Масаока Сики. Он упорно доказывал, что яркий, романтический стиль трехстиший Бусона интереснее и живее сурового стиля Басё с его приглушёнными эмоциями и скупыми изобразительными средствами.
Разумеется, поэзия Бусона взросла не на пустом месте - его взлет был подготовлен всем предшествующим развитием хайку. Учителем Бусона был Хаяно Хандзин, в прошлом ученик Кикаку и Рансэцу, отрицавший всякое искусственное версифицирование и жонглирование словами. В своих воспоминаниях Бусон высоко оценивает роль наставлений Хандзина: “Он говорил, что в искусстве хайкай не обязательно строго придерживаться предписаний. Нужно складывать стихотворение спонтанно, не размышляя, что вначале, а что потом, меняя и переставляя всё лишь по мгновенному озарению”. Бусон не был глубоко религиозным мыслителем, как Басё, и потому не ставил перед собой задачи наполнить трехстишие философским содержанием. Для него сочинение хайку было скорее одной из мирских радостей, чем священной миссией. Дабы у критиков не оставалось сомнений, он сам зачастую акцентировал это различие: “Мои хайкай ни в коей мере не являются прямым уподоблением стилю Басё. Мне доставляет удовольствие изменять день ото дня поэтическую манеру, следуя причудам своей фантазии”. Свобода в выборе темы, избыточность изобразительных средств и нарочитое пренебрежение к превратностям реальной жизни придавали лирике Бусона блеск и очарование, поднимали ее над серой повседневностью.
Белой сливы цветы -
поселился на время в корчме
возле храма Китано…
                                          Ёса Бусон(1716-1783)
Над морем взойдя,
заливает солнце сияньем
горную вишню...
                                          Ёса Бусон
“Возврат к Басё” провозглашали поэты второй половины XVIII в. - Тайги, Рёта, Хакусуй, Ранко, Тёра. Многие из них, как и Бусон, совершили поэтическое паломничество по местам странствий Басё в связи с пятидесятилетием кончины Старца, побудив к тому же сотни рядовых любителей хайку. Под лозунгом “возврата к Басё” 6ыло инициировано и движение за возрождение хайку, за избавление этого жанра от всего пошлого, низменного и наносного. Стремление вернуть профанированному жанру былую глубину и духовность не всегда воплощалось в достойные формы, но так или иначе все участники движения руководствовались благородными побуждениями и нередко достигали успеха.
Мискант потрепав,
нежданно улёгся ветер.
Сияет луна…
                                        Такакува Ранко(1726-1798)
Другое направление в интерпретации тех же заветов представляет эксцентричная лирика Кобаяси Исса, оставившего потомкам более двадцати тысяч трехстиший и огромное количество рисунков-хайга. Поэт и философ, он всей своей жизнью и творчеством утверждал принцип “вечное в текущем”, восходящий по прямой линии к Басё и далее к дзэнским патриархам древнего Китая. Его стихи - это апология простоты, естественности, бедности, неприкаянности - словом, дзэнской экзистенции в ее идеальном воплощении. Нарочитая упрощенность, умышленная лапидарность, вызывающая грубоватость большинства хайку Исса привели к появлению народной легенды о полуграмотном крестьянском поэте, возлюбившем природу и отринувшем блага цивилизации.
Однако впечатление “простоты” здесь, как и в случае с другим известным чудаком, монахом Рёканом, весьма обманчиво. Ведь Исса был профессиональным наставником поэзии, главой школы хайку, каллиграфом и художником, то есть в полной мере принадлежал к славной плеяде бундзин - интеллектуалов, творивших культуру страны. Его нетривиальный стиль, который более всего уместно сравнить с современным западным примитивизмом, служил ему постоянной игровой маской, за которой скрывалась тонкая, чувствительная, ранимая натура.
Новый год на дворе -
вот она, долгожданная радость!
Голубое небо…
                                        Кобаяси Исса(1763-1827)
Что надулась, сова?
Ты не хмурься - смотри, как хлещет
ливень весенний!..
                                          Кобаяси Исса
В годы “заката сёгуната”, предшествовавшие реставрации Мэйдзи, поэзия хайку сильно деградировала, став обителью великого множества заурядных эпигонов. Тем не менее, там и сям на страницах индивидуальных сборников и коллективных антологий того времени можно встретить замечательные миниатюры Соро, Сокю или Байсицу. Как 6ы скромно ни выглядели эти авторы в сравнении с великими мастерами прошлого, без их участия едва ли хайку могли сохранить инерцию движения, необходимую для их коренного преобразования в преддверии ХХ в.
Обманчивая простота хайку нередко вводит в заблуждение неискушенного западного читателя, заставляя умиляться наивному и простодушному восприятию природы в коротеньких “примитивных” стихах. Такой подход не чужд и многим современным японцам, которые ничтоже сумняшеся берутся за сочинение хайку без всяких к тому оснований. В ХХ в. произошло стремительное размывание жанра за счет eгo тотальной “массовизации”. Мнимая легкость формы и доступность содержания по6удили тысячи дилетантов к созданию сотен тысяч эпигонских хайку как в Японии, так и за ее пределами — в Америке, Европе, Австралии, на Ближнем Востоке, в Корее, Китае и России. В результате сегодня хайку как бы вернулись ко временам “до Басё”, снова превратившись из высокой поэзии в приятное развлечение не только для взрослых, но и для детей. Тем не менее, знакомясь с хайку позднего средневековья, нужно всегда помнить о великом наследии цивилизации Дальнего Востока, о тех - не всегда доступных нашему разумению - религиозных, философских и эстетических ценностях, которые питали вдохновение интеллектуальной элиты эпохи Эдо.
Сумрак белесый -
словно свой товар предлагает
продавец сакэ…
                                             Кагами Сико(1664-1731)
Чуть заметен, плывёт
аромат благовонных курений -
снежок за окном...
                                        Хиросэ Идзэн(1651-1711)




[ Вернуться назад ]

Ссылки designed by PHP-Nuke & Naryshkin Andrey☯
2007-2015